[English version]

Место действия: офис в Университете Цюриха, пятница, март. Группа студентов задает вопросы о мега-событиях.

Я почти ничего не знаю о мега-событиях. Что это?

В целом, когда мы говорим о мега-событиях, мы имеем в виду большие события, которые на какое-то время доминируют в одном физическом и социальном ландшафте, а потом перемещаются в новое место. Как правило, это спортивные события, вроде Олимпийских игр или Кубка мира по футболу, но некоторые считают мега-событиями также крупные международные/всемирные выставки, конгрессы или конференции.

Для меня одним из основных аспектов мега-событий является то, как меняется городское развитие в процессе подготовки к мероприятию. В этом смысле, Кубок мира по футболу ФИФА является мега-событием, поскольку принимающие города должны отвечать большому набору требований перед тем, как произойдет событие. В то время как Чемпиона мира по бейсболу в США – это не мега-событие, потому что оно использует уже существующую инфраструктуру.

Но я вот не интересуюсь спортом. С чего бы мне обращать внимание на  мега-события?

Я бы сказал, что есть несколько причин, по которым мега-событиям стоит уделить внимание. Прежде всего, тот факт, что миллионы людей следят за спортом, означает, что в этом есть значительная культурная и антропологическая ценность, по крайней мере, в этой области человеческого опыта. Возьмем, к примеру, футбол как глобальный феномен. Аудитория Кубка мира насчитывает более миллиарда человек. Происходящее там касается многих людей. Более того, Кубок мира – это также большой бизнес, он вовлекает тысячи людей во многих странах и производит доходы в миллиарды долларов. Кубок мира меняет города и страны, в которых он проходит. Поэтому, если вы – социальный ученый, то вы можете исследовать, как люди и места меняются до, во время и после Кубка мира. С одной стороны, мы можем проследить как под влиянием Кубка мира меняются  условия жизни в  принимающих его городах. С другой – благодаря анализу мега-событий можно выявить, определенную динамику в стране или регионе. Мы можем изучить то, как местное население  видит или хотело бы видеть себя, или мы можем исследовать, как подготовка к событию формирует городскую политику или формируется ей. Мы также можем посмотреть на последствия мегасобытия и увидеть, что происходит с людьми и местом их обитания после того, как оно завершается.

А Вы над чем работаете?

Я исследую Кубок мира по футболу 2018 года, а там много всего интересного. Кубок мира – одно из самых крупных спортивных событий, он проходит каждые четыре года, и каждый раз в новой стране. В 2018 году Кубок мира будет проходить в России, в 11 городах на 12 стадионах. Принимающие города отличаются по размеру и международной известности: есть большие и маленькие, популярные среди туристов и совсем неизвестные за пределами России. Соревнования пройдут с 14 июня по 15 июля 2018 года. Города-организаторы примут 32 футбольные команды и их фанатов со всего мира. Мне интересно, как устроена подготовка к этому событию в различных городах. Один из лучших способов понять это – посмотреть на то, как меняется городская инфраструктура.

И что мы здесь, например, можем исследовать?

Подготовительный этап Кубка мира очень сложен. Это само по себе громадное событие: не так-то легко понять всё, что происходит, поэтому нам как исследователям важно грамотно задавать вопросы.

В любом принимающем городе можно наблюдать один и тот же базовый сценарий: ФИФА предъявляет требования к своим соревнованиям, а принимающая сторона обязана их исполнить. Всё крутится вокруг этих контрактных отношений. ФИФА создает правила, а принимающая сторона их исполняет. Сложности возникают, когда мы осознаем разницу между требованиями ФИФА и тем, что в действительности происходит в самих принимающих городах. Все усложняется, когда мы начинаем учитывать локальную, региональную и национальную политику, а потом анализировать, как разные акторы этой политики пытаются воздействовать на подготовку к Кубку мира, чтобы реализовать собственные планы и интересы.

Поскольку я географ со специализацией в урбанистике, то мне интересно понять, как требования ФИФА к инфраструктуре разыгрываются в контексте этих политических взаимодействий и выражаются в городском ландшафте. Я начинаю с простых вопросов: Где находится стадион? Как приезжают иностранные гости? Где они останавливаются? Как они добираются из одного места в другое? Все это – вопросы об инфраструктуре а, точнее, о том, что происходит с людьми, когда эта инфраструктура меняется. Эти изменения могут многое сказать о политике, политиках и людях в России.

IMG_5559

Вот, например, в Волгограде политики локального и регионального уровней добиваются денег из Москвы, чтобы реализовать собственное видение того, каким должен быть город. Однако текущий экономический кризис и нехватка денег у государства усложняет этот процесс. Московские чиновники склонны сокращать финансирование Кубка мира по всем направлениям расходов, которые не относятся напрямую к событию.  Но здесь возникают новые  вопросы. Где проходит граница между инвестициями «на событие» и «на что-то еще»? Для успешного проведения мероприятия важна хорошо работающая транспортная система. Но если аэропорт и стадион Волгограда новые, а соединяющие их дороги – в ухабах и колдобинах, то как город может принять событие?

Кубок мира же, наверное, приносит большие деньги? Разве мегасобытия не способствуют благополучию принимающих их городов и стран?

Подготовка к мега-событиям сейчас настолько дорога, что шансы окупить затраты невелики. Я не думаю, что кто-то хочет принимать мега-событие, чтобы на нём заработать. Любой, кто посмотрит на затраты, может сказать, что мега-события почти никогда не приносят доход. К сожалению, на туризм не приходится рассчитывать, и не очень реалистично надеяться на то, что в каждом принимающем городе Кубка мира возрастет поток отдыхающих. Я бы сказал, что мега-события чаще используются, чтобы продемонстрировать силу и величие страны-хозяйки. Официальные лица стран-организаторов нередко утверждают, что Кубок мира является драйвером развития городов и регионов. Но если он действительно используется как часть стратегии развития принимающих городов, то почему так много денег тратится на инфраструктуру, которая вряд ли будет широко использоваться после окончания события?

Одна из проблем здесь состоит в конфликте между краткосрочными нуждами мероприятия и долгосрочными потребностями города. Например, на Кубке мира мы часто видим стадионы, которые вмещают 45 000 болельщиков… в городах, где средняя посещаемость футбольных игр составляет всего несколько тысяч! Те же самые тенденции мы наблюдаем в строительстве аэропортов, которые сильно превышают возможности городов. Однако, это крайне неустойчивая  модель развития. Проблема заключается в том, как установить баланс между непосредственными нуждами организации события и действительными потребностями города. В таком случае планировщики должны определить наиболее рациональное использование ресурсов.

А мне любопытно, как такие процессы освещаются в медиа.

Подготовка к Кубку мира полна противоречивых моментов. Новостные медиа трактуют эти противоречия по-разному, в зависимости от того, кто делает репортаж. Лично мне интересно наблюдать за тем, как зарубежные СМИ рассказывают о Кубке мира в России, и сравнивать это с одной стороны с тем, как освещается подготовка к событию российскими медиа, а с другой – с моим собственным опытом. В России есть хорошие источники информации, но в то же время, как в большинстве принимающих стран, власти стремятся посредством медиа поддерживать образ, что соревнования однозначно полезны для страны. Существуют, конечно, и критические взгляды, но по моему мнению, они более редки. Эти вопросы находятся где-то между геополитикой и городским развитием, и часто они политически щекотливые. Это тем более верно в контексте нынешней политической ситуации между Россией, Европой и США. Тем не менее, медиа позволяют посмотреть со стороны на то, что происходит в принимающих городах. Если это объединить с анонсами мероприятий ФИФА и пресс-релизами строительных компаний и других предприятий, можно выстроить хорошую картину того, в каком направлении происходит развитие.

Чем подготовка к Кубку мира в России отличается от организации этого события в других странах?

Два предыдущих Кубка мира, прошедшие в 2010 году в Южной Африке, и в 2014 году в Бразилии, оставили в наследство своим странам-хозяйкам сверхразмерные и недоиспользуемые инфраструктуры. Я и мои коллеги называем их “белыми слонами”. Это может стать проблемой и для российских городов, где футбол популярен, но не настолько, чтобы оправдать гигантские стадионы. В то же время, российские организаторы используют во многих городах и временную инфраструктуру, которую можно будет разобрать после мероприятия. Вне зависимости от того, окажутся ли эти меры успешными или достаточными, в России мы, по крайней мере, можем видеть организаторов, которые думают о проблеме “белого слона” и предпринимают меры, чтобы решить ее. Тем не менее, некоторые принимающие города могут впоследствии столкнуться с проблемами  в отношении стадионов. Например, Саранск – это сравнительно небольшой город, который строит слишком большой стадион, поэтому у него меньше шансов использовать эти мощности после игр. В целом, проблема состоит в том, что инфраструктуры строятся в соответствии с требованиями события и далеко не всегда соотносятся с нуждами горожан.

А мы можем увидеть счастливый конец в подготовке для Кубка мира?

Потенциально, принимающие власти могли бы использовать подготовку к Кубку мира  в качестве импульса для улучшения дорог и инфраструктуры общественного транспорта в городах. Это скорее бы пошло на пользу многим горожанам, чем новые стадионы или роскошные отели. Если бы города улучшили общественный транспорт, который бы отвечал долгосрочным потребностям горожан, тогда, я думаю, люди бы запомнили позитивное наследие Кубка мира. Здесь, правда, есть проблемы, связанные со временем и охватом: время для подготовки к Кубку мира ограничено, и по мере приближения дедлайна организаторы склонны жертвовать всем ради насущных нужд мероприятия. Поэтому они точно построят новые дороги к аэропорту и вокруг стадиона, но будет ли у них время построить или починить дороги в других районах города? Будет ли у них время ввести улучшенную транспортную систему? Или они построят транспортную систему только обслуживания мероприятие?

IMG_4977

В конечном итоге, подготовка к Кубку мира может оставить российские принимающие города с новыми футбольными стадионами, обновленными аэропортами, новыми отелями для гостей и красивыми транспортными системами. Это позволило бы обратить внимание на эти города на национальном и международном уровне, и возможно, эти города станут принимать всё большее количество престижных международных спортивных событий, выставок и конференций. Или Кубок мира мог бы оставить принимающую российскую сторону с дорогими и слишком большими стадионами, требующими средств на их содержание, аэропортами с несколькими посетителями, пустыми отелями и старыми, перегруженными транспортными системами. Открытым остается вопрос о том, смогут ли региональные и муниципальные менеджеры мобилизовать ресурсы, выделенные федеральными властями от московских властей, чтобы инвестировать их в долгосрочные проекты для города, а не только краткосрочные нужды мегасобытия?

Ладно, я заинтересовалась, а что можно почитать про мега-событиях?

Взгляните на этот список. Это хороший старт для любого, кому интересно изучать мега-события академически:

Andranovich, Greg, Matthew J. Burbank, and Charles H. Heying. 2001. “Olympic Cities: Lessons Learned from Mega-Event Politics.” Journal of Urban Affairs 23 (2): 113–31. doi:10.1111/0735-2166.00079.

Baade, Robert A., and Victor A. Matheson. 2004. “The Quest for the Cup: Assessing the Economic Impact of the World Cup.” Regional Studies 38 (4): 343–54. doi:10.1080/03434002000213888.

Frawley, Stephen, and Daryl Adair, eds. 2014. Managing the Football World Cup. Houndmills, Basingstoke, Hampshire ; New York, NY: Palgrave Macmillan.

Grix, Jonathan, and Barrie Houlihan. 2014. “Sports Mega-Events as Part of a Nation’s Soft Power Strategy: The Cases of Germany (2006) and the UK (2012).” The British Journal of Politics & International Relations 16 (4): 572–96. doi:10.1111/1467-856X.12017.

Hiller, Harry. 2000. “Toward an Urban Sociology of Mega-Events.” Research in Urban Sociology, Research in Urban Sociology, 5: 181–205.

Horne, John, and Wolfram Manzenreiter. 2006. “An Introduction to the Sociology of Sports Mega-Events.” The Sociological Review 54 (December): 1–24. doi:10.1111/j.1467-954X.2006.00650.x.

Müller, Martin. 2015. “The Mega-Event Syndrome: Why So Much Goes Wrong in Mega-Event Planning and What to Do About It.” Journal of the American Planning Association 81 (1): 6–17. doi:10.1080/01944363.2015.1038292.

Müller, Martin, and Sven Daniel Wolfe. 2014. “World Cup 2018: Already the Most Expensive Ever?” Russian Analytical Digest, no. 150 (June): 2–6.

Parent, Milena M., and Sharon Smith-Swan. 2013. Managing Major Sports Events: Theory and Practice. Routledge.

Advertisements