[English Version]

У каждого из нас в памяти воспоминания из детства, когда родители отпускали нас гулять «строго до шести!», когда звонили с работы на домашний телефон, чтобы проверить, вернулись ли мы из школы, или мы сами звонили предупредить, что идем к друзьям, как родители запрещали нам во время прогулок выходить  за пределы двора и многие не нарушали этот запрет, даже понимая, что нарушение останется в секрете.

С момента отделения места работы от места проживания, способность родителей действовать-на-расстоянии в отношении своих детей стала одновременно фактом и проблемой нуклеарных семей. Как, будучи в другом месте (на работе, в гостях, в магазине, в другом городе), родители могут все еще продолжать контролировать своих детей? Существовало несколько способов решения этой проблемы. Во-первых, через установление поведенческих ограничений, например, предписывающих использовать определенные маршруты и не использовать другие. Во-вторых, через установление правила отчетности, когда ребенку вменяется обязанность предупреждать о своих планах на день (если они связаны с выходом из дома), сообщать о том, что он добрался домой и т.д. Вершиной контроля детских перемещений является автомобильность, так как для детей она невозможна без сопровождения взрослых [Fotel, 2003].

В последнее время новые технологии добавляют еще один способ контролировать мобильность ребенка – отслеживать его положение в пространстве с помощью специальных приложений или устройств, использующих GPS. Одним из устройств контролирующим перемещения, являются «умные часы» (smart watch), Их использование начинается с 2013 года, когда они начинают выпускаться многими крупными производителями цифровой техники. Умные часы работают и как телефон, и как датчик, передающий сигнал о месте нахождения их хозяина, и как прослушивающее устройство, обеспечивающее возможность односторонней связи. Умные часы защищены от случайного (или намеренного) отключения. Такие гаджеты становятся популярными и в России. Прежде всего, среди родителей детей младшего и среднего школьного возраста. Для детей старших возрастов средством «киберконтроля» являются мобильные приложения для смартфонов – помимо обозначенных функций, они способны контролировать виртуальную мобильность ребенка: время пребывания в Интернете и за компьютерными играми, также отслеживать добавление новых контактов в смартфон. Всё, что нужно родителям, это установить на свой смартфон приложение. Всякий раз, заходя в него, родители будут видеть на карте перемещения их ребенка, длительность пребывания в каждой точке, или это приложение будет посылать экстренный сигнал в ситуациях, когда ребенок покидает специально заданную территорию. Существенным отличием от умных часов является то, что это приложение ребенок может отключить.

Без названия

Системы мониторинга передвижений с помощью GPS, которые лежат в основе киберконтроля детской мобильности, используются также и для отслеживания грузов, животных, транспорта и сотрудников, чья работа связана с поездками. Устройства, которые передают сигнал GPS – смартфоны, умные часы, GPS-трекеры автомобилей – в ситуации отключения в них GPS способны определить местоположение пользователя по сигналам станции сетей сотовой связи (LBS). Смартфоны и приложения в них, городские объекты, на которых расположены станции сетей сотовой связи, сети Wi-Fi, спутниковые системы навигации образуют инфраструктуру контроля, к которой подключаются родители и дети в качестве наблюдателя и объекта наблюдения. При этом для родителей – это работающая (или не работающая) инфраструктура, средство получения знания, для детей – это предмет сопротивления, набор барьеров, ограничивающих свободу и нарушающих границы приватного пространства.

Родители, использующие устройства киберконтроля мобильности, отмечают позитивные изменения в поведении своих детей: они раньше возвращаются из школы, тратят на дорогу ровно столько времени, сколько нужно чтобы преодолеть это расстояние. Зная, что за ними наблюдают, дети принимают позицию «подконтрольного» и перестают задерживаться по дороге домой, не отвлекаются на то, чтобы рассмотреть витрины, афиши и лужи [Проверено Мамой.ру]. Однако если с контролирующей инфраструктурой сталкивается подросток, и у него нет привычки к постоянному наблюдению с раннего детства, он скорее научится управлять информацией, которую собирают объекты слежения, по своему усмотрению. Например, включать свой смартфон только находясь в «легитимных» местах, создавая карту, на которой будут отмечены только те места, в которых подростку надлежит находиться. Родители могу не подозревать об этом. Для родителей «видимыми» недостатками является, во-первых, то, что приложение контролирующей программы расходует много энергии в смартфоне – разрядившийся телефон не передаст сигнал о месте нахождения ребенка его родителям. Это создает дополнительные ситуации для волнений. Во-вторых, сбои в интернет-трафике заставляют программу фиксировать ближайшие сигналы LBS, что искажает траекторию движений ребенка и вновь приводит к неопределенности.

Внедрение контроля в системы детской мобильности имеет последствия во многих областях. Использование смарт-технологий ослабляет поведенческий контроль, состоящий из правил и ограничений и уменьшает восприятие риска, создавая у родителей иллюзию контроля ситуации, у детей – иллюзию присутствия взрослых рядом. Инфраструктура, позволяющая каждому родителю контролировать перемещения своих детей, снимает ответственность с «других взрослых», предполагая, что безопасность ребенка – личная ответственность его родителей. Возможность «убрать» детей из опасных мест, заменяет стремление убрать опасные места из города. Постепенное исчезновение с улиц детей, усиливает подозрение к городскому пространству. «Из-за отсутствия других людей, улица воспринимается как область опасных или необщительных лиц, с неблагоприятными последствиями для детей, родителей и всех, кто там оказывается» [Malone, Rudner. 2011]. Следовательно, родительские опасения возрастают, а дети получают «прививку недоверия» к незнакомым взрослым.

  1. Fotel, T. 2003. The Sociology of mobility in a welfare perspective – the need of revising central concepts. The Danish Congress of Sociology, 20-22 February 2003, Aalborg University. URL: http://www.sociologi.dk/kongres03/wsdetail.asp?wid=8
  2. Проверено Мамой.ру: программа Kinderphone, Мама ru. (Дата посещения: 22. 2016).
  3. Malone, K., Rudner, J. 2011. Global Perspectives on Children’s Independent Mobility: a socio-cultural comparison and theoretical discussion of children’s lives in four countries in Asia and Africa // Global Studies of Childhood. Vol. 1 № 3, pp. 243-259.
Advertisements